Исправь ошибку на сайте:

Наши друзья:


Отрок.ua - Православный журнал для молодёжи Иоанн. Сайт для ищущих... аборт, мини аборт, контрацепция,

Помочь сайту:


через систему
WEBMONEY


R353509845705
Z233893528350

При поддержке

Платья на выпускной на сайте www.madam-lola.ru. | за недорогую цену кресло руководителя кожаное

Полезное

Православная доска бесплатных объявлений
Консультация по грудному вскармливанию

Напечатать!


Все материалы нашего сайта можно беспрепятственно распечатывать сразу из броузера: вся лишняя информация (навигация, баннеры и пр.) отсекается автоматически.

Баннеры



Когда болеют дети

Беседа первая
ЛЕЧИМ С МОЛИТВОЙ

Нам, чтобы правильно лечить человека, большого или маленького, надо знать, почему вообще человек болеет, что это такое — болезнь, каковы ее причины и что, собственно, болит?

Господь сотворил человека по образу Своему и по подобию — то есть, Святой Троицы, и человеческое естество — трехсоставное. Человек состоит из тела, души и духа.

До грехопадения человека эти три состава находились в целостности. Грехопадение привело к их разобщению, и поэтому в человеке отдельно живут тело, душа и дух.

Только в крещеном человеке благодать святого Крещения открывает возможность жизни существа духовного, возможность воссоединения разобщенных начал.

Плотский человек все человеческие проявления видит только плотским зрением. Человек духовный пытается уже найти причину в духовном, он с большей высоты, с большего расстояния видит предметы и явления и рассматривает их объемно.

Православные люди хорошо знают, что все болезни имеют сердечное, духовное происхождение. Люди духовные рассуждают только так. А люди плотские уповают только на «скорую помощь», на шприц, на таблетки.

Для того, чтобы определить природу болезни, нужен взгляд духовный.

Особенно это важно, если болен ребенок. Потому что это существо хрупкое, нежное, как только что распустившийся цветок. Если цветок не поливать, если за ним не ухаживать, не взращивать, то он погибнет, засохнет. Он может до поры до времени благополучно жить телесно, но в духовном плане — это уже как засушенное растение в гербарии, это уже как первая смерть.

Вообще можно сказать так: вся деятельность врача, а вместе с ним и родителей, которые лечат ребенка, должна быть направлена как бы сверху вниз: духовное, душевное и телесное.

Поэтому ПЕРВЫМ ДЕЛОМ, КОГДА РЕБЕНОК ЗАБОЛЕВАЕТ, ДОЛЖНА БЫТЬ МОЛИТВА.

Для этого внутренне должны собраться мать и отец, опять-таки помолившись. Оставить всякую суету.

Конечно, когда заболевает дитя, сердце родителей не может быть спокойным, начинается волнение, которое часто, к сожалению, переходит в суетливость. И вот оставить эту суетливость помогает молитва.

Тут можно поступить так. Если мама и папа чувствуют, что они находятся в состоянии паники, то нужно на мгновение остановиться. Просто встать и ничего не делать. Подойти к иконе. Собраться с духом. Помолиться. Потом тихо, спокойно продолжать свои дела.

Потому что эта суетливость не приносит ничего, кроме расстройства, ребенку. Даже с точки зрения обычной психофизиологии, которая, конечно, сюда не очень привязывается, но просто как эффект сопутствующего характера всегда себя проявляет, — спокойный ребенок, действительно, всегда находится в состоянии какой-то сбалансированности, внутренней середины, и вот это внутреннее равновесие по-другому запускает все физиологические процессы. Они просто текут совершенно иначе, они достигают цели. Человек, который пляшет на месте, никогда не попадет из лука в десятку. Нужно остановиться — и потом выстрелить.

А если очень высокая температура, или острое отравление, или еще какая-то опасность, когда каждая секунда дорога?

Даже если внезапно подпрыгивает температура, то уж «Господи, помилуй» всегда можно сказать перед тем, как что-то предпринять. Или даже одновременно с лечением. Тем более в момент опасности это нужно! А еще можно сделать так: пускай остальные дети становятся к иконе и молятся за болящего братика или сестричку, а мы ему будем всячески помогать.

Когда Господь с учениками плыл в лодке, уснул, началась буря, так что лодка покрывалась волнами, ученики в страхе и трепете разбудили Его, и первое, что Он сказал, было: «Что вы так боязливы, маловерные?» Как вы могли сомневаться в том, останетесь вы живы или нет, если Я с вами в одной лодке? «Потом, встав, запретил ветрам и морю, и сделалась великая тишина» (Мф. 8, 24 — 26). И вот это чувство должно быть: что Господь рядом. Мы должны Его любить, мы должны быть всегда вместе с Ним.

Когда я учился на шестом курсе, в Москве была сильнейшая вспышка гриппа. Всех студентов снимали и посылали на помощь в поликлиники, и мы недели две без выходных, чуть ли не по двенадцать часов в день работали на этих вызовах. И вот я вспоминаю один случай, который у меня тогда был.

Я позвонил в очередную квартиру — вот так Господь сподобил очень вовремя прийти, — вдруг дверь распахивается, и меня встречает мама больного ребенка, очень взволнованная, словно оторопевшая.

Когда я вошел в комнату, я увидел ребенка в тяжелых судорогах. Они начались на высоте температуры.

Первое, что надо было в таком случае сделать, — это охладить организм. Мы сделали хорошую клизму с холодной водой, ввели лекарства и справились с недугом.

Но что удивительно. Незадолго до моего прихода, когда мама уже поняла, что ничего предпринять не может, что она не знает, как тут быть, она бросилась к иконам, встала на колени и начала молиться. Иногда, действительно, бывают в жизни такие случаи, когда человек просто не знает, как ему поступить. А положение настолько экстремальное, что поступок нужен, во что бы то ни стало. И вот в этот момент я как раз пришел, и с Божьей помощью мы справились с этим тяжелым состоянием.

Эта мама говорила, что однажды уже была подобная история, и мы с ней вычислили, что у ребенка повышенная судорожная готовность в ответ на высокую температуру. Ей были даны соответствующие рекомендации: при повышении температуры удерживать ее жаропонижающими препаратами на пороге возникновения судорог.

Вопрос температуры — важный вопрос, и об этом мы поговорим отдельно в одной из следующих наших бесед.

Беседа вторая
ДУХОВНАЯ ЖИЗНЬ СЕМЬИ

Серьезная болезнь ребенка всегда говорит о том, что для семьи настало время покаяния. Она побуждает усилить наши духовные труды.

Важно причастить ребенка святых Христовых Тайн, дабы положить доброе основание в его лечение. И Церковь наша стоит на Крови Господней, и всякое доброе дело должно укрепляться от Тела и Крови Христовых.

Для этого можно пригласить батюшку прямо на дом. Священники часто бывают заняты, но ни один из них, конечно, не откажет приобщить больного ребенка святых Тайн.

Был такой случай. Грудной младенец заболел лейкозом. Батюшка сказал матери: Причащайте его каждый день». Она стала ходить в храм Божий и, по благословению батюшки, каждый день его причащала. И младенец вскоре выздоровел от этой страшной болезни. Заболевания крови — они вообще очень опасны. И вот, по милости Божией, происходят такие исцеления.

Очень хорошо подать в храме записку о здравии на Литургию.

За всех, помянутых в записках, священник в алтаре вынимает из просфор частицы. После пресуществления хлеба и вина в Тело и Кровь Христовы — это совершается таинственно, Духом Святым, во время Божественной литургии, — священник погружает эти частицы в святую Чашу и молится о всех поминаемых, да отмоются их грехи Кровью Христовой. Святую просфору, из которой вынуты частицы, потом приносят домой, и едят натощак каждый день со святой водой.

Хорошо заказать молебен о здравии болящего младенца — скажем, святому, имя которого он носит. Принести освященную на молебне воду домой и поить ребенка, причем как можно чаще.

Больному святую воду можно давать не только натощак, но весь день. Можно омывать ребенка этой водой — голову, лицо, тело, протирать глаза. Вода для того и освящается в храме — чтобы врачевать нас. Поэтому будем постоянно брать ее из храма, пить, помазываться ею, окроплять жилище, одежду и вещи, которыми пользуемся. В доме всегда должна быть крещенская вода на такие вот особые случаи. И все это хорошо принимать с молитвой, дабы получать освящение и укрепление.

Можно заказать сорокоуст о здравии — тогда ребенка будут в храме поминать сорок дней. Вся та церковная помощь, которая может быть ему оказана, пусть будет оказана.

Поближе к детской кроватке можно поместить икону — чтобы ребенок, когда лежит и болеет, видел ее. Хорошо бы затеплить лампаду. Когда родители входят в комнату, желательно, чтобы они благословляли сына или дочь своим троеперстием, особенно на ночь. Можно окружить ребенка освященными предметами, положить рядом с ним крест, чтобы он почаще к нему прикладывался. Можно целовать нательный крестик, который, конечно, должен быть на ребенке.

Хорошо, если дети привыкнут: крест мы никогда не снимаем. Даже если моем ребенка, крест остается на нем.

Иногда у родителей бывают излишние опасения — мол, тесемка может принести ребенку вред, сделать удушье и т.п. Такого случая за всю историю Православия не было. Так что все беспокойства тут могут быть оставлены. Крест Христов есть наша главная защита. Крестным подвигом Спасителя побежден дьявол. Побежден, но не уничтожен. Поэтому он посылает нам помыслы против креста. Все эти помыслы всегда исходят только от него.

Если уж на то пошло, ребенок рефлекторно изменяет положение тела при любом неудобстве. И он всегда тесемку, на которой висит крестик, поправит, даже во сне. Как хорошо, если дитя умеет молиться! Молитвенный навык особенно пригодится ему во время болезни. Дитя уже с детства поймет, что болезнь — это не просто температура и головная боль, а нечто большее. Нечто такое, что ему посылается. Некое благо даже — в духовном смысле. Потому и называют болезнь посещением Божиим: тело болеет, а душа лечится. И от этого чувства дитя само успокаивается.

В это время желательно читать ему духовные книги, особенно Евангелие.

Иногда родители не решаются читать детям «взрослое» Евангелие — читают «Детскую Библию». Уже лет с семи, а то и раньше, можно читать канонический текст, чтобы дитя приучалось к полноценной духовной пище. Не искусственным питанием его вскармливать, а грудным молоком. И еще — жития святых. Их подвиги и терпение укрепят нас.

Как важно для ребенка войти в духовную жизнь! Все меняется: даже высокая температура не причиняет ему особого беспокойства. Даже какие-то телесные неприятности переносятся иначе. Нет тех капризов, которые часто сопутствуют болезням, повышенной требовательности к родителям, постоянных «мам!», «пап!» — на которые родители бегут и около него вьются. Когда ребенок заболевает, он уже знает, как вести себя во время болезни.

Беседа третья
У РЕБЕНКА ВЫСОКАЯ ТЕМПЕРАТУРА

D прошлых беседах мы говорили о том, что молитва и покой в доме оказывают даже чисто физически благоприятное воздействие на ход болезни.

Сегодня коснемся температуры.

Ребенок, особенно новорожденный, быстро перегревается и так же быстро теряет тепло. По сравнению со взрослым, у него очень высок коэффициент отношения поверхности тела к его массе, и он моментально охлаждается. Поэтому температурный режим тут очень важен. Создать этот режим — значит обеспечить полноценный уход за ребенком.

Надо следить за тем, чтобы младенец не терял тепло. С другой стороны, маленького часто перекутывают — как бы не простудился. Если у младенца немножко холодные нос или пятки, родители уже пугаются. Если все тело теплое, а холодные только нос и пятки или даже кончики пальцев, то это нужно считать нормой. Более того, желательно достигать именно этого состояния. То есть, младенца с самых первых дней жизни нужно чуть-чуть закаливать. Мы часто создаем ребенку парниковые условия и тем самым лишаем его возможности приобрести те защитные реакции, которые понадобятся ему в жизни.

Если у ребенка высокая температура, то этого не надо пугаться. Первое, что обычно делают родители в этом случае, — дают жаропонижающее средство, думая, что этим лечат ребенка. Это не так. Высокая температура — не причина болезни и не само заболевание. Это защитная реакция, которая нужна организму для выздоровления. Это своего рода барометр, показывающий, что организм сопротивляется болезни и все обменные процессы протекают в нем с высокой степенью интенсивности. Дети переносят температуру гораздо легче, чем мы. Взрослый лежит пластом, ребенок же в подобном случае может бегать по комнате. Единственное, что нужно, — контролировать ее высокие цифры. Для маленького ребенка это в среднем где-то 39 градусов. Вот и постарайтесь удерживать ее на самом высоком уровне, который дитя выносит без особых страданий.

Конечно, если температура очень высокая и состояние явно ухудшается, нужно постараться ее погасить, иначе это может привести к возникновению патологических синдромов.

У маленьких детей центр терморегуляции еще недостаточно устойчив. В возрасте до года, реже в 3, в 5 лет, на высоте температуры может возникнуть судорожный синдром, который проявляет себя подергиванием ручек, ножек, подбородка и сопровождается выраженным беспокойством младенца. Родители должны знать, как вести себя в этом случае.

Конечно, на первом месте, как мы уже говорили, — молитва.

Ребенка нужно срочно охладить. Сначала можно прибегнуть к физическим методам охлаждения. Самое простое — это ребенка раздеть. Можно протереть его холодной водой, можно — водкой или спиртом. Прямо себе на руку налить немного спирта и протереть ему тело.

Если судороги достаточно стойкие, то необходимо ввести в прямую кишку холодную воду. Ребенку, предположим, первых месяцев жизни тут достаточно 20 — 30 мл. Наконечник груши (клизмы) смажьте сначала маслом и вводите ее очень аккуратно, чтобы не повредить слизистую прямой кишки.

Вводим этим же способом медикаменты: четверть таблетки анальгина, растворенного в 30 мл воды.

Почему именно так лучше всего вводить детям лекарства? Ребенок маленький, кричащий часто не возьмет то, что ему дают в рот, не проглотит, выплюнет. К тому же богатая сосудистая сеть ректального отдела кишечника впитывает лекарство мгновенно, оно тут же разносится кровотоком по организму и достигает цели. Однако вводить токсичные препараты ректальным способом не рекомендуется, так как артериальный кровоток сразу несет их к жизненно важным органам, минуя печень — фильтр вредных для организма веществ.

Анальгин из лекарств тут лучше всего. Он обладает сразу двумя свойствами: и жаропонижающим, и обезболивающим.

Большие дозы жаропонижающих препаратов вводить не стоит.

Каждый организм имеет свою чувствительность к тем или иным препаратам. Одному ребенку, чтобы понизить температуру, нужно лекарства поменьше, другому — побольше. В среднем, младенцу 4 — 5 лет нужна треть таблетки анальгина, не больше — чтобы температурная кривая не пошла резко вниз, а держалась в оптимуме. Этот оптимум высокой температуры можно назвать даже благоприятным фактором протекания болезни. Так что еще раз подчеркнем, что температура сама по себе не является чем-то действительно вредным. Именно на высоте температуры наиболее эффективно протекают те обменные процессы, которые нужны для выздоровления.

Часто высокая температура связана просто с нарушением питьевого режима. Грудной младенец не скажет: «Дай попить», он будет кричать. А иногда он и кричать не может, потому что ослабел. И мы часто упускаем из виду тот важный момент, что ребенку нужно получить в день, в зависимости от температурной среды, от его веса и возраста, строго определенное количество жидкости. Симптомы обезвоживания организма такие: сухие слизистые, снижение диуреза (ребенок мало мочится).

ЛЕКАРСТВО И ВООБЩЕ ВСЕ, ЧТО МЫ ДАЕМ РЕБЕНКУ, ХОРОШО ОСЕНИТЬ КРЕСТОМ.

Пусть каждый наш поступок будет освящен. Святитель Кирилл Иерусалимский пишет: Да не стыдимся исповедовать Распятого, с дерзновением да изображаем рукою знамение Креста на челе и на всем: на хлебе, который вкушаем, на чашах, из которых пьем, да изображаем его при входах, при выходах, когда ложимся спать и встаем, когда находимся в пути и отдыхаем. Он великое предохранение, данное бедным в дар и слабым без труда. Ибо это благодать Божия, знамение для верных и страх для злых духов.

Беседа четвертая
БОЛЕЗНЬ — ПОСЕЩЕНИЕ БОЖИЕ

В прошлых беседах мы говорили о том, что в болезни на первом месте должны быть молитва и все духовные средства врачевания, которые преподает нам святая Церковь.

Благодать Божия соединяет людей, делает их родными, и эта близость особенно чувствуется между матерью и ребенком. В родильном доме, где я работал врачом, мне не раз приходилось это наблюдать. Было много удивительных случаев, когда мать и дитя прямо-таки «вытаскивали» друг друга из очень тяжелых состояний. Когда здоровье матери ухудшалось, младенец своим стремлением жить брал на себя гораздо больше, чем он мог понести физически. Даже тяжело больные дети, по милости Божией, в такие минуты старались вдвойне. Или, наоборот, матери, которые имели «тяжелых» детей, вели себя как-то совершенно особенно. Казалось бы, это два существа, живущие уже отдельно друг от друга. Но еще несколько дней назад физически это было одно существо. И вот, оказывается, пуповина рвется, а незримая пуповина, духовная, остается.

Молодая мать сама это чувствует: она уже в этой жизни не одна. Уже есть тот, кто ей помогает, кто подает ей руку помощи — как бы ценою своего страдания. Видя беспомощность малыша, видя его желание быть вместе с матерью, ту надежду, которая всячески выказана его борьбой за жизнь и которой он призывает и на мать милость Божию, — видя это, Господь, конечно, посылает им Свою милость. Это упование младенца — как бы бессловесная молитва, но и она слышна Господу: «не таится Тебе, Боже мой, Творче мой, избавителю мой, ниже капля слезная, ниже капли часть некая..».

Был такой случай, когда мать отказалась от ребенка, и он умер, хотя родился достаточно здоровым. А бывает, ребенок родится больным, даже настолько, что, по клиническим признакам, болезнь заведомо безнадежна. Но мать по своей надежде поднимает ребенка со дна моря. Я-то, как их лечащий врач, знал, что тут происходило нечто помимо чистой медицины. И уже явно, что Господь послал ей этого ребенка для того, чтобы они спасались рядом друг с другом. Один — терпением, страданием, своей как бы бессловесной молитвой, а та — Христа ради преодолением безнадежности.

Св. Апостол Павел говорит, что если страждет один член тела, то страждут и другие. Если болит рука, то другая рука чувствует это. Семья — это единое тело.

Очень хорошо, когда в семье много детей. Они тогда чутко реагируют на болезнь одного из своих братьев или сестер. Для них, как и для самого больного, это целая школа. Желательно, чтобы они принимали участие в его лечении: приносили, скажем, клюквенный сок, мыли за ним посуду — конечно, если это не инфекционное заболевание, при котором нужен карантин. Другим детям надо дать понять, что сейчас у нас особое время, чтобы это событие получало духовный отклик у всех, чтобы вся семья жила молитвенно и не было безразличия, когда один болеет, а в соседней комнате — шум, игра.

И хорошо, когда другие дети, пока брат или сестра болеет, берут на себя его обычную домашнюю работу. Как правило, это делается с удовольствием: сестра болеет, значит, мы сегодня сделаем больше — и за нее.

Другие дети тогда тоже начинают жить сочувствием, начинают говорить шепотом, каждое утро подходят к больному братику или сестричке с вопросом: «Как ты себя чувствуешь?» Они уже ощущают себя ответственными за него. И, что самое главное, дети начинают молиться за брата или сестру. Вечером встают на молитву, читают вечернее правило, и вдобавок еще читается молитва о здравии болящего. И он укрепляется, чувствует эту поддержку. Так и создается по-настоящему семья, как единое целое, как одна душа, как малая Церковь.

И тогда получается, что болезнь — это не просто неприятность, а духовная школа для всех. Посещение Божие, которое касается всей семьи. Господь посещает ее и одного укладывает на одр болезни, а других научает состраданию, смирению, любви. Это и школа воспитания, и школа взаимной уступчивости. Здесь есть всё. Это целый мир. И в этом мире люди вдруг начинают меняться. Все приобретают какую-то пользу. Родители — как попечители о духовном и телесном состоянии ребенка. Другие дети приобретают навык заботы о ближнем, сочувствия, подчинения каких-то своих желаний тому, что происходит в семье. Сам ребенок с ранних лет учится подчинять телесные проявления — жизни духа, которая должна быть у человека на первом месте, старается молиться.

Ну, и после того, как ребенок выздоровеет, надо, конечно, благодарить Господа. И дети в семье начнут понимать, что Господь дал поболеть и дал выздороветь и во всем этом — великая милость Божия.

Беседа пятая
ЗА ЧТО СТРАДАЮТ ДЕТИ?

Семья — это единое тело, и часто духовный груз, который на ней лежит, распределяется между ее членами неравномерно. Случается, что дети несут непосильный груз и расплачиваются своим здоровьем за грехи и ошибки родителей.

В одной знакомой мне семье был такой случай. Девочка семи лет тяжело болела, высокая температура долго не отступала, врачи не могли поставить диагноз, и родители были на грани отчаяния. И их мама, бабушка девочки, передала слова одного священника: девочка, мол, потому болеет, что вы не исповедуетесь и не причащаетесь и ваши грехи ложатся на ребенка. Это глубоко тронуло отца и мать, они стали ходить в храм, принесли покаяние, стали причащаться и исправлять свою жизнь. Болезнь отступила. Она была тем попущением Божиим, через которое вся семья воцерковилась.

Люди иногда задаются вопросом: за что страдают дети? Ну — мы, грешные... Это, кстати, один из главных вопросов у Достоевского. Вспомним «Братьев Карамазовых». С точки зрения человеческой справедливости, этот вопрос неразрешим. Ответ на него дается только в перспективе вечности, в судьбах Божиих. Федор Михайлович это понял только после смерти собственного сына, когда поехал за утешением в Оптину пустынь и беседовал со святым старцем Амвросием, а окончательно уразумел духовный смысл невинных страданий лишь перед собственной кончиной.

Сейчас мне часто приходится бывать в одном из московских детских домов для умственно отсталых детей. Многие из них не встают с постели, от многих, как от тяжело больных, отказались родители; здесь дети с тяжелыми пороками развития, все они тяжко страдают, хотя многие из них, по блаженству своему, этого и не сознают. В этот дом вступаешь, как на адово дно, но именно здесь можно почувствовать сладость рая сердец, живущих с Богом. Здесь много детей, ходящих в церковь и любящих Господа.

Первое, что сделал Господь после Своей крестной смерти, — Он сошел во ад. Первое, что должен сделать сораспявшийся Богу человек, — сойти вместе с Ним во ад своей собственной жизни и помыслов.

Кто приходит сюда, в этот детский дом, тот остается здесь навсегда.

Ребенок и страдание. Как это осмыслить, как понести?

Побывав в детском доме, уходишь с ощущением, что, может быть, этот мир, который враг рода человеческого стремится превратить в сплошной «диснейленд» с жующими и улыбающимися до ушей, бессмысленно счастливыми роботами, этот падший порнографический мир еще держится только потому, что есть дети, которые своими страданиями перевешивают чашу весов нашего безбожия и нераскаянности. Судьбы этих детей раскроются в вечности. Болезни и «ненормальности» суть явления только земной жизни. Если Бог не сотворил смерти, но она вошла в мир через отступление от Него, через грех, то тем более Он не сотворил болезней.

Два с половиной года назад ко мне на исповедь пришла больная девочка лет двенадцати из этого детского дома. Она не могла связать двух слов, крутилась, как волчок, ее ненормальный взгляд, постоянные гримасы, весь вид ее говорил о «неполноценности».

И вот она стала исповедоваться и причащаться каждое воскресенье.

Через год у нее появилась потребность откровения помыслов (кто молится и часто исповедуется, тот знает, что это такое). Девочка стала вести такую внимательную духовную жизнь, о которой не подозревают даже те люди, которые считают себя глубоко верующими и церковными. Она стала молиться Иисусовой молитвой («Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную»), бороться с прилогами, прощать обиды, терпеть все. В течение нескольких месяцев она научилась читать и писать, прошли все признаки дебильности, на лице изобразилась печать духовности. Во всем, что она говорила и делала, было чувство и рассуждение. Когда я ее видел, мое сердце сжималось от греховности и неправды моей собственной жизни.

Потом ее перевели в другой детский дом, и мы с ней некоторое время не виделись. Но однажды она приехала ко мне и сказала: Батюшка, вы за меня не беспокойтесь, я все время с Богом. Он не покидает меня даже во сне...

Если после этого соберутся все умники мира и представят мне самые точные доказательства того, что Бога нет, я с печалью на них погляжу...

Больные дети принимают на себя подвиг мученичества и юродства ради того, чтобы Господь не до конца прогневался на этот мир, и мы, может быть, благодаря им еще имеем время на покаяние. Но мы, по нашей нераскаянности, по нашей привычке не думать о своих грехах, а винить в них кого-то другого, не чувствуем этого.

И вот — ропот: если, мол, Бог справедлив, то как Он допускает страдание детей?

Да, Бог справедлив. Он не учит нас грешить. Он говорит: «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5, 48).

Для нас не был бы труден вопрос, за что страдают дети, если бы в этом, как и во всем, мы взирали на Христа Спасителя, соизмеряли с Ним всю нашу жизнь. За что страдают дети? За что страдал Сам Спаситель? Ведь Он безгрешен. Каждый рождающийся в мир младенец несет на себе печать первородного греха. А Господь и того не имел. Он — чище любого ребенка — страдал, и как!..

Вот и ответ на вопрос: за что страдают дети. За наши грехи. За наше нерадение о спасении их душ, о своем спасении. Наша родительская задача состоит не только в том, чтобы обеспечить детям физическое существование, но прежде всего — духовно воспитать их, открыть им дорогу к Богу. Вот слово Спасителя: «Не препятствуйте им приходить ко Мне» (Мф. 19, 14).

Если мы не приводим младенца в храм, не учим его молиться, если у нас дома нет иконы, Евангелия, если мы не стараемся жить благочестиво, то, значит, мы препятствуем ему приходить ко Христу. И в этом — наш самый главный грех, который ложится и на наших детей.

Вот почему за наши грехи страдают дети, даже если они в них не виноваты. Мы с ними связаны невидимой нитью, в них — наши кровь, дух. Если бы они не были нашими детьми, они бы не страдали за нас. Но тогда бы они от нас и не родились. Грех потому и есть величайшее зло, что от него страдают невиновные. Но по этому же закону страданиями одних искупаются грехи других. «Ранами Его мы исцелехом», — говорим мы о Господе нашем Иисусе Христе, открывшем нам дверь спасения.

Беседа шестая
ПИТАНИЕ И ЗДОРОВЬЕ ДЕТЕЙ

У нас, родителей, часто бывает одно стремление: дать ребенку за столом как можно больше, и мы не успокоимся, пока не накормим его до отвала. Мол, чем больше ребенок ест, тем он здоровее.

Между тем, в жизни бывает прямо наоборот.

Почему сейчас так много больных детей? Почему, например, такое количество заболеваний у детей желудочно-кишечного тракта? Потому что мы оставили традиционный уклад нашей жизни, в том числе и питания.

Наши предки были воспитаны в Православии, которое освящало всю их жизнь. И дети их были куда здоровее нынешних наших детей.

В последнее время в медицине довольно широко распространилась концепция болезней накопления. Эти болезни начинаются в детском возрасте. Часто, сами того не зная, мы перекармливаем наших детей. А многие заболевания возникают из-за неспособности детского организма справиться с тем количеством веществ, которые в него поступают.

Тело, данное человеку Богом, удивительно гармонично устроено. Оно отказывается от того, что ему не нужно, и испытывает потребность в том, чего ему не хватает. И когда мы пытаемся насильно питать детей как можно сытнее, это им не приносит пользы.

Каждый человек имеет свои особенности конституции, обмена веществ, причем, внутри этого обмена существует многоэтажная система еще более мелких подразделений обмена различных его элементов. Белковый обмен, углеводный, жировой...

О том, что наш организм — система удивительно сбалансированная, свидетельствует такой факт. Если какой-то орган со своими задачами не справляется, то его функцию берут на себя другие органы. Например, если человеку удаляют почку, то вторая почка, пытаясь восполнить дефицит функции, гипертрофируется — увеличивается в размерах и берет на себя работу утраченной почки. А повреждение, скажем, каких-то участков головного мозга вызывает рефлекторное увеличение функций соседних его отделов.

И это понятно. Человек создан Богом. Все, что сотворено, как бы вылеплено искусными пальцами Творца и несет на себе печать Его совершенства.

И вот, когда мы насильно пытаемся впихнуть в детей то, что нам кажется для них совершенно необходимым, но что неприемлемо для них в силу определенных обменных явлений, то больше внутренних сил детского организма уходит на расщепление поступающей избыточной пищи, а не на борьбу с какими-то неблагоприятными внешними условиями, болезнями. Скорость введения и насыщения организма теми или иными веществами тогда бывает выше скорости их выведения. Лишние вещества накапливаются в нем, загромождают его своими обломками, продуктами своего распада, и он отравляется ими. А дальше — срыв тех или иных систем организма и начало разных заболеваний.

У нас в Православии постных дней в году больше, чем скоромных. И пост оказывает на нашу жизнь многообразное благоприятное воздействие. Он полезен и для души, и для тела, и взрослым, и детям.

Так что мы не должны пугаться того, что наши дети отказываются от тех или иных видов пищи, не должны бояться, что они ослабеют, потеряют здоровье, если начнут поститься. Напротив, многочисленные наблюдения говорят о том, что ДЕТИ, КОТОРЫЕ СОБЛЮДАЮТ ПОСТ, ЧУВСТВУЮТ СЕБЯ ГОРАЗДО ЛУЧШЕ, ДАЖЕ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ЧИСТО ФИЗИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ, И МЕНЬШЕ БОЛЕЮТ, ЧЕМ ДЕТИ, КОТОРЫЕ НЕ ЗНАЮТ, ЧТО ТАКОЕ ПОСТ. Более того, ЕСТЬ ПРИМЕРЫ ТОГО, КАК БОЛЬНЫЕ ДЕТИ, НАЧАВ ПОСТИТЬСЯ, ПОСТЕПЕННО ОБРЕТАЛИ ЗДОРОВЬЕ.

У одного ребенка, например, с детства была тяжелая форма диатеза, которая потом переросла в хронический астмоидный бронхит, в стойкую аллергию. Семья стала воцерковляться, поститься, ребенок — вместе со всеми. И все явления аллергии быстро ушли. В Православии среда и пятница — постные дни почти в течение всего года. В среду мы постимся в память о том, что в этот день Спасителя нашего предали на распятие, а в пятницу — в память о том, что в этот день Его распяли за наши грехи. Есть и четыре многодневных поста: Великий, Петров, Успенский и Рождественский. В постные дни мы не вкушаем скоромной пищи: мяса, молока, яиц.

В православных семьях мамы умеют готовить удивительно вкусную и разнообразную постную пищу: фасоль с луком, пироги с капустой, с грибами, фруктовую рисовую кашу, коврижки... пальчики оближешь! Эта пища легкая, она хорошо усваивается. А главное, она благословляется во время постов Самим Господом, нашей Святой Православной Церковью, а значит — приносит пользу.

Если семья церковная, православная, в которой папа и мама чтут и праздники Божий, и все посты, тогда и дети легко привыкают к посту.

Другое дело, если семья только начинает воцерковляться. Тогда бывает множество опасений, особенно у дедушек-бабушек: не вреден ли пост для здоровья ребенка?

Некоторые родители не беспокоятся об однодневных постах: не сложно поститься два дня в неделю. А многодневные посты? Не нанесут ли они вреда растущему детскому организму? Жизнь показывает, что эти опасения не имеют под собой основания. Дети, которые постятся с ранних лет во все постные дни года, обычно бывают более крепкими физически, они лучше сопротивляются не только инфекционным заболеваниям, — есть такие наблюдения, — но могут понести гораздо больший объем и психической нагрузки. Хотя они и устают к концу дня, проучившись в школе, позанимавшись музыкой, после секций, кружков, домашних уроков, — тем не менее, эта нагрузка не чрезмерна для них, но вписывается в рамки нормы для конкретного детского организма. Дети не постящиеся — как правило, более рыхлые, с избыточным количеством жира, у них менее совершенная иммунная система, психика таких детей более лабильная, неустойчивая, они бывают плаксивы или вспыльчивы, с трудом переносят нервные перегрузки.

Конечно, все надо делать с рассуждением, постепенно приучать детей к посту. В выборе меры поста нужен индивидуальный подход к каждому ребенку. Если ребенок болен, то пост ослабляется.

И это — вполне согласуется с установлениями нашей Церкви о посте. Согласно 69-му Апостольскому правилу, даже Великим постом, самым строгим, мы постимся, кроме препятствия от немощи телесныя.

Другое дело, что некоторые сердобольные бабушки или мамы в телесно-немощные готовы записать всех детей — они же еще не набрали полную силу! А то и вообще всех современных людей: мол, и вода нынче не та, и воздух, и все продукты... Все дети сейчас чем-нибудь болеют, куда им еще поститься?

Но в том-то и дело, что силу и здоровье человеку дает отнюдь не обильное мясомолочное питание, а Господь. Не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих (Мф. 4, 4). Человека прежде всего укрепляет благодать Божия, а для принятия ее нужно очищение души. Очищение души дается молитвой и постом, участием в таинствах Святой Православной Церкви.

Мы знаем, что растительная пища не ослабляет человека. Монахи вообще не едят мяса, но живут, бывает, иногда и до ста лет, и всю жизнь трудятся. Да ведь все наши монастыри с их величественными храмами, мощными каменными стенами, с их огромным хозяйством, возводились именно постниками — монахами.

В целом все должны держаться общих церковных норм и традиций. И хорошо сознавать, что есть норма, а что — вынужденное, временное отступление от нее.

Пост как таковой не может быть отменен ни для кого. Он может быть только ослаблен, в зависимости от состояния здоровья человека.

Ведь недаром в нашем православном Уставе существуют различные ступени поста: пост с растительным маслом, без растительного масла, пост с рыбой...

Пост — дело нашей совести, дело нашей любви к Богу, желание хоть немного соединиться с Ним в Его страданиях за нас, грешных. Вообще, смысл поста — и физический, и, особенно, духовный, — столь глубок, что для нас он до конца открыться не может. Но то, что пост — это жизненно важно для нас, это точно. Мы принимаем его верой, помня о том, что Сам Господь сорок дней постился в пустыне, прежде чем выйти на дело Своего общественного служения. И в конце поста к Нему приступил дьявол, предлагая превратить камни в хлебы (Мф. 4, 3).

Мысли против поста дьявол старается внушить всем людям, потому что пост — важнейшее оружие против него: Сей же род изгоняется только молитвою и постом (Мф. 17, 21), — сказано в Евангелии. Поэтому, принимая решение о мере поста для ребенка, нужно помолиться Богу, чтобы была Его святая воля в этом, посоветоваться со священником. И, конечно, искренне каяться во всех нарушениях поста и всей душой стремиться его соблюдать. Как говорят, кто хочет, ищет пути, а кто не хочет, ищет причины. Дай Бог всем нам найти путь к посту — для себя и для всей семьи, ибо это — путь спасительный, путь благодатный, путь, указанный нам Самим Создателем нашим, подателем всех благ.

священник Алексей Грачев